Как живет Сморгонь во время пандемии СOVID-19, когда рядом БелАЭС и никто не говорит, сколько зараженных

Как живет Сморгонь во время пандемии СOVID-19, когда рядом БелАЭС и никто не говорит, сколько зараженных / фото носит иллюстративный характер
Сморгонский район

Про коронавирус в Сморгони в редакцию стали писать еще на прошлой неделе. Говорили, что «в городе очень много заболевших», что «в магазины просят входить только в масках», а из «дома вообще страшно выходить». При этом в последний раз информацию о том, сколько в Сморгонском районе заразившихся, журналистам озвучивали 30 апреля, то есть почти месяц назад. На тот момент их было 42 человека. А уже на этой неделе появилась информация, что на БелАЭС в Островце, который рядом со Сморгонью, больше ста случаев заражения. Что происходит в городе, близком к будущему городу атомщиков, выясняли корреспонденты портала TUT.by.

«Почему ежедневно не выделить пять минут времени и не рассказать, что происходит?»

Над центральной дорогой в Сморгони нас встречает электронное табло, где просят соблюдать правила поведения в самоизоляции. Сморгонь — небольшой город, в нем чуть более 37 тысяч человек, а во всем районе — примерно более 50 тысяч.

На входах в магазины, аптеки и отделения банков висят плакаты с напоминанием носить маски. Эти листовки разработали в местной санстанции.

В центре города рабочие разбирают плитку, но все без масок.

— Не боитесь коронавируса? — спрашиваем.

— А вы не боитесь к нам подходить? — говорят мужчины, смеются и то ли в шутку, то ли серьезно говорят, что уже отболели.

Возле аптеки люди ожидают своей очереди. На улице стоит военный пенсионер Сергей Иосифович, он искренне не понимает, как люди могут игнорировать такую, казалось бы, элементарную просьбу — носить маску.

— Эти маски — все по барабану! — парирует женщина, выходя из аптеки.

— А почему вы такой законопослушный? — интересуемся у пенсионера.

— Привычка такая, я сам военный, если сказали, что нужно — значит нужно. У меня дети живут в России, так они предупредили: везде ходить только в маске. А тут еще разговоры в городе всякие идут: то там, то там больные коронавирусной инфекцией. В моей семье, слава богу, еще никто не заболел.

На продовольственном рынке идет бойкая торговля: предлагают домашний редис, зелень. Вот за прилавком сидит женщина с маской на одном ухе — сняла ее, чтобы поговорить по мобильному.

Подходим к продавцу зелени и овощей без маски. Она объясняет: уж если носить, то правильно, а люди ее носят так, что маска становится, как портянки, а ее все равно не снимают. Она же надевает маску, когда заходит в магазин.

— Мне 72 года, и я ни разу не болела гриппом, в отличие от моего мужа, который постоянно прививается, а я никогда не прививалась. Знаете, все вот эти сплетни… Говорят, что больница переполнена, что Сморгонь занимает первое место в Гродненской области по коронавирусной инфекции, я считаю, что это неправда, но тем не менее кто-то эти сплетни передает. Есть газета, врачи, местное телевидение, почему ежедневно не выделить пять минут времени и не рассказать, что происходит? Сказали бы, что за сутки в Сморгони заболело столько-то, столько-то вылечилось, столько-то умерло. Вот и все.

Где есть заболевшие?

О том, как коронавирус появился в Сморгони, у местных жителей несколько версий. Говорят, что одним из очагов в том числе стал местный агрегатный завод, 10 случаев заболевания подтвердили у сотрудников местной санстанции, в городе обсуждают, что сюда даже командировали специалистов из Гродненского областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья. В Сморгонском райисполкоме не скрывают: в этих учреждениях, действительно, фиксировали очаги. Случаи заболевания отмечались и в местных школах, например, №?1 и №?6.

Есть заболевшие и среди сотрудников производственного управления «Сморгоньгаз». На предприятии точное число заразившихся не назвали, лишь, сказали, что кто-то уже выздоровел, а кто-то болеет.

На автобусной остановке у Сморгонского агрегатного завода напоминание пассажирам: чтобы при поездке соблюдали дистанцию и были в маске.

Андрей только вышел с завода после смены. Говорит, что на работе первый день после самоизоляции, был контактом первого уровня, но ему повезло — не заболел.

— 9 мая у нас с женой — пять лет, как познакомились, думали в кафе зайти, потом шашлыки приготовить. Но мне позвонили и сказали, что я контакт первого уровня, приехали и взяли пробы. Два мазка брали — и оба отрицательные, — говорит он.

На Сморгонском агрегатном заводе работают более тысячи сотрудников. На заводе не отрицают, что есть заболевшие, главный вопрос — сколько? Алексей Артемов, заместитель директора по идеологической работе, кадрам и быту — начальник отдела кадров завода, говорит, что это служебная информация:

— Говорить, что у нас нет случаев коронавируса — глупо, конечно. Но они не носят массового характера, чтобы у нас останавливалось производство, цеха простаивали. Да, есть случаи заболевания, есть выздоровления. Если анализировать ситуацию в целом по больничным, то в пределах нормы по сравнению с прошлым годом, небольшой рост заболеваемости есть, но не более 10?15%.

Слухи о цифре в 50 зараженных на заводе Алексей Артемов назвал «преувеличением более чем в два раза».

— Был у нас такой период, что люди всех, кто ушел на больничный как контакт первого уровня, считали заболевшими, а это не так. И из-за этого, возможно, и раздуваются цифры. Или, например, были случаи, что мы получали информацию, что человека кладут в больницу, с его слов, — коронавирусная инфекция, но, когда он возвращается на работу с больничным листом, оказывается COVID-19 не было.

Зайти в приемную в Сморгонском зональном центре гигиены и эпидемиологии без маски сейчас нельзя. У нас уточняют, обработали ли мы руки антисептиком, который висит на стене.

Но несмотря на маски и антисептики, ответить на наши вопросы главный государственный санитарный врач Сморгонского района Марина Турейко соглашается только в письменной форме — объясняет это большой загруженностью по работе.

Увы, но ответа на самый главный вопрос: «Сколько человек болеет?» — в письменных ответах не было. «Эпидемиологическая ситуация по коронавирусной инфекции в Сморгонском районе контролируема, на протяжении последних трех недель у нас нет резкого подъема в сторону увеличения количества пациентов», — написала в комментарии Марина Турейко.

Примерно в 20 километрах от Сморгони, недалеко от литовской трассы, находится крупный агрогородок и историческое место Крево. Здесь всего 500 жителей. По словам председателя сельсовета Виктора Дятчика, и на территории сельсовета, и в самом агрогородке есть случаи коронавируса. Но в Крево они единичные. Два медика из Кревской амбулатории сейчас на самоизоляции, но подтвержден ли у них коронавирус, председатель не знает. Также контактом первого уровня стал кто-то и из школьников, всем контактировавшим ученикам сделали тесты на коронавирус.

— Паники нет, но тревожность, наверное, как и у каждого человека, есть. Слишком много недостоверной информации. Мне говорят, что человек заболел, его забрали в Гродно, он лежит там с тяжелой пневмонией, а я приезжаю в Сморгонь и встречаю его.

Что происходит в местной больнице

Поговорить с нами, к сожалению, отказывается и главный врач Сморгонской центральной районной больницы Виталий Крупович и перенаправляет нас за комментариями в Минздрав. Другие сотрудники, к которым мы обращались, говорят, что без разрешения администрации не будут общаться с журналистами даже анонимно.

Мы нашли двух пациентов, которые лежали в местной больнице с коронавирусом. Одного уже выписали, второй — готовился к выписке.

— Сначала у меня просто была пневмония, и я лежал в больнице, но оттуда я уже вышел как контакт первого уровня и был на самоизоляции. Дома у меня появились симптомы «ковида» — не чувствовал вкуса и запаха, была температура, диарея, результат теста пришел положительный. Меня снова положили в больницу, снова сделали КТ грудной клетки — и там снова была пневмония, — рассказывает один из местных жителей, который попросил не называть его имя. Говорит, что второй раз из больницы его выписали 26 мая — на самоизоляцию. В понедельник, 25 мая, взяли тест на коронавирус, на момент нашего разговора (27 мая) результат еще не сообщили.

— После КТ мне сказали, что очаг уменьшился больше чем в два раза, дальнейшее употребление антибиотиков смысла не имеет, курс пройден, поддерживающие, отхаркивающие препараты и витамины оставили.

Он говорит, что лежал в инфекционном отделении — один в двухместной палате.

Еще один наш собеседник — местный пенсионер. Он тоже лечился от коронавируса в больнице, у него была двусторонняя пневмония, одышка, высокая температура — поднималась до 39 градусов и не сбивалась. В реанимации провел девять дней, дышал и кислородом. Когда его переводили из реанимации в палату, а это было на прошлой неделе, ночь провел в коридоре. Но сейчас, говорит, в палате есть свободные койки.

В Сморгонской больнице лежит и отец Маргариты Вешторт. Она рассказывает, что в субботу, 16 мая, врач сказал, что ситуация очень тяжелая и не исключено, что придется подключать к ИВЛ.

— Мы к тому времени очень много уже прочитали о том, как лечат COVID-19, и аббревиатура ИВЛ вызывала только ужас. Поэтому поинтересовались, нельзя ли ему перелить плазму переболевших. К тому времени уже было заявлено, что она помогла 50 больным. Вот тут выяснилось интересное — что у папы отрицательный тест на коронавирус, поэтому плазму ему перелить не могут. Притом что клиническая картина не вызывала ни у кого сомнений относительно диагноза. Мы были в отчаянии, метались от одних знакомых к другим, пытаясь найти какую-то помощь, потом стали писать об этом в социальных сетях и СМИ. Просили людей сдать кровь. Это был вечер суббота, найти официальных лиц от медицины было невозможно. Наш крик в соцсетях и СМИ услышали. Мы даже не знаем всех тех людей, которые нам помогали, но спасибо им всем — и знакомым, и незнакомым. К обеду воскресенья у папы уже был положительный тест, а мне позвонили из РНПЦ трансфузиологии и сказали, что плазма заказана. Врач объясняла, что у нас нет адресного донорства и что все идет в общий банк крови и переливается тем, кому назначают врачи. Но те переболевшие COVID-19 люди, которые отозвались на наше объявление, сказали, что пойдут и сдадут кровь, это значит кто-то еще получит плазму. Папе перелили первую дозу плазмы в понедельник, 18 мая, температура стала снижаться, потом ему перелили еще одну дозу. Сложно сказать, что повлияло на ситуацию, но после переливания ему стало лучше. В субботу, 23 мая, его перевели в отделение, теперь уже травматологии, которое тоже переоборудовано под COVID-больных. Туда даже провели кислород. Его состояние еще остается сложным, он кислородозависим, но все-таки уже есть положительная динамика. Мы верим в лучшее и с нетерпением ждем его выздоровления.

Что говорят местные власти

— Ситуация в районе достаточно непростая, но абсолютно контролируемая. Что касается мест в больнице, то их достаточно, пациенты получают необходимое лечение и стационарно, и амбулаторно — в зависимости от того, как протекает болезнь. Да, у нас были определенные трудности, были определенные предприятия, где образовались очаги. Это агрегатный завод, это наш центр гигиены и эпидемиологии, но на данный момент ситуация стабилизировалась, она достаточно контролируемая, все службы работают, — рассказал заместитель председателя Сморгонского райисполкома Игорь Счастный.

По поводу масок в городе он отметил:

— Весь мир идет по этому пути. Мы хотим, чтобы наши люди тоже понимали это и использовали маски. Я, если захожу в магазин или общественное место, надеваю маску, если по работе иду в другие кабинеты, тоже захожу в маске. В исполкоме у нас тоже масочный режим.

Количество заразившихся коронавирусом на территории города и района собеседник не назвал.

 — Иногда цифры ни о чем не говорят, главное, чтобы мы этому количеству людей обеспечили достойное лечение и уход. Это все делается. Можно плохо сработать, если есть десять случаев, и хорошо, когда их значительно больше. Эти цифры, с моей точки зрения, абсолютно неинформативны.

На этой неделе появилась информация, что на БелАЭС в Островце, который находится недалеко от Сморгони, сто случаев коронавируса. По информации заместителя председателя Сморгонского райисполкома Игоря Счастного, сотрудники БелАЭС в сморгонскую больницу с коронавирусом не госпитализируются.

По слухам, сотрудников, строящих БелАЭС, размещали в реабилитационно-восстановительном центр «Лесная поляна», который находится рядом с достаточно крупным агрогородком района — Жодишки. Подъезжаем к центру и видим за воротами машины с российскими номерами. Директор Анатолий Хомбак говорит, что рад, что к нему приехали журналисты — чтобы наконец-то развеять слухи.

По его словам, на территории центра с 29 апреля размещают россиян, строящих БелАЭС. Здесь они, как прибывшие из-за границы, проходят обязательную 14-дневную самоизоляцию перед тем, как приступить к работе. И за все это время, говорит, среди них не выявили ни одного случая коронавируса.

— Наш центр выбрали, потому что мы находимся ближе других санаторно-курортных организаций к атомной станции. С 29 апреля у нас было на самоизоляции где-то 250 россиян, и среди них не было ни одного заболевшего. Они еще до приезда к нам прошли самоизоляцию в России, сдавали несколько тестов на коронавирус. Если у кого-то вдруг до приезда к нам замечали повышенную температуру, то назад возвращалась вся группа. Планировалось, будет 400 человек, но видите — приехало 250.

По его словам, россиянам в центре ежедневно меряют температуру, через 14 дней после осмотра врача они должны приступить к работе на БелАЭС. Планируется, что последняя группа россиян, по словам директора, уедет из центра 28 мая. Что будет дальше — покажет время. Но, по его словам, летний оздоровительный сезон, скорее всего, начнется позже, даже, возможно, 1 июля.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Гродно 24» в ленте «Яндекса» zen.yandex.ru/grodno24

Самые популярные публикации


Следи за нами в социальных сетях