«Началось с того, что родители нас выгнали из дома»: Как два брата из Гродно занялись керамикой

«Началось с того, что родители нас выгнали из дома»: Как два брата из Гродно занялись керамикой

Молодые гродненцы уехали в деревню, чтобы заняться гончарным делом и словить «дзэн».

До Лужков из Гродно ехать полчаса. Саша встречает нас широкой улыбкой и приглашает в свой дом, куда он переехал почти год назад. Из-за двери быстро вылетают четверо маленьких котёнка, на которых нервно лает главный охранник участка – собака Дым.

— Забрал, чтобы не замерзли. Жаль, — объясняет юноша. — Хуже всего, что кошка снова пузатая ходит. У меня даже глаз дёргается, когда ее вижу. Не знаю, что с этими котами делать. Забирайте, пожалуйста!

Маленькие пушистые комочки потянулись за нами в широкую светлую комнату, где Саша работает. Посреди мастерской – большая печка. Стоит шкаф с полками, на которых сушатся свежие глиняные тарелки.

— Приют я нашел тогда у друга, который жил в частном доме за городом. Он же нас и познакомил со своими друзьями из Малого Запрудья, которые давно занимаются керамикой. Договорились поехать к ним. Посмотреть, поучиться, полепить из глины. Я к ним еще на две недели зимой ездил отдельно, а потом оформился как ремесленник, и теперь работаю, — говорит молодой гончар.

Прошлой зимой Саша вместе с братом Евгением решили переехать в деревню в дом своей бабушки. В городе ему жить не нравилось, потому что было очень шумно и грязно.

— В селе можно «дзэн» поймать. Встал утром, собаку покормил, печку разжег и занимаешься своими делами. Ничто не отвлекает внимание. Если устанешь, вышел на улицу, свежим воздухом подышал и залипаешь на природу. Весной здесь особенно красиво.

Как рассказывает свежеиспеченный гончар, в начале нужно оформиться в качестве ремесленника. Потом встать в очередь на дотации, которые выплачивает государство. Представить бизнес-план, пройти все бюрократические преграды. Это самое трудное. В результате молодой ремесленник получил $ 800 на оборудование и материалы. Приобрел на них 100 кг глины на керамическом заводе в Мире.

— Нам тогда даже экскурсию устроили. Показали производство. Приглашали активно на работу. Влекли зарплатами в 4 миллиона. Хорошие заработки, конечно, но я тактично решил отказаться от такого счастья, — посмеивается юноша.

Перед тем, как заняться собственной хозяйственной деятельностью, Саша испробовал много возможностей, которые предлагает молодым большинство белорусских городов: 4 года проучился в химико-технологическом колледже (который не закончил, о чем абсолютно не жалеет).

После сменил около 20-ти работ. Начинал с продажи сковородок и фильтров для воды, работал на стройке, устанавливал пластиковые окна, а закончил работой на предприятии по производству матрасов в Гоже. Уход оттуда юноша вспоминает с большим облегчением.

— Слава Богу, уберег! Неделю после того, как я ушел, случился пожар, из-за которого три человека попали в больницу с ужасными ожогами. Там же как? Стоят два цеха. В одном холодно, во втором жарко. В одном лежат материалы для производства матрасов, во втором мы работаем, склеиваем их. И если переносишь пружины из холодного в теплое помещение, образуется статистическое напряжение и пружины начинает бить током. Иногда такие разряды получал хорошие, чуть сердце не останавливалось. А можно было просто поставить ионизаторы. Однако немцы, которые строили завод, особо не волновались. Мы, белорусы, для них — как китайцы.

Саша уволился после случая, когда в его руках загорелся матрас.

— Я его хотел положить на паллеты, а он вспыхнул изнутри. Если бы бросил, под ним еще четыре матраса лежало – все бы запылали. Вокруг еще куча матрасов стоит. А огнетушители пустые в дополнение ко всему. Каких-то две бутылки с водой стояли рядом. Как-то потушили. К счастью. Вот такие условия работы. Такое у нас руководство.

В тот момент юноша понял для себя, что, работая на заводе, ни денег не заработаешь, ни счастлив не будешь.

«Теперь я счастлив»

— Богатых гончаров в природе не существует, — признается ремесленник. — Однако сейчас я ни от кого не завишу. Сам себе хозяин. Могу заработать за сезон, когда подготовлюсь хорошо и поработаю целое лето.

Для гончара сезон – это весна, лето и ранняя осень, когда проходят ярмарки и фестивали.

— К сожалению, за прошедший сезон мы побывали только на одном базаре, потому что еще точно не знали, как продаваться. Когда был день города, 888 лет, мы все-таки решились и поехали. И действительно продались очень удачно. Заработали вдвое больше, чем другие гончары. Старшие и более опытные ремесленники, подходили к нам и говорили: «Здорово! Такого сосуда мы ни разу не видели. У вас, ребята, эксклюзив — свой стиль». И даже керамисты, которые возле нас стояли, подходили и покупали у нас посуду.

В самом начале братья пытались продавать свою посуду на ярмарке в Скиделе, однако торговля шла очень плохо. Тогда решили отдавать изделия на реализацию в гродненские этно-магазина.

— Мне хозяин «Цудоўні» как-то сказал, что образцы похожи на рисунки кроманьонской эпохи. Я после проверил. И правда! Один в один. Возможно, развитием я от них недалеко ушел, — шутит парень.

На данный момент, пока еще не закончен гончарный круг, молодые ремесленники производят тарелки, накладывая на них «салфетные» узоры.

Самодельные салфетки пожертвовала бабушка взамен на готовую посуду. Ребята экспериментируют также с природными мотивами, оттесняя на керамике листья лопуха, шиповника, клена и других растений. Склеенную и украшенную посуду запекают в молоке, которое покупают у соседки. Тот, кого в детстве отправляли в деревню к бабушке, с легкостью почувствует сладкий запах свежего парного молока, который нежно доносится от тарелок.

— Это самая экологичная посуда, — говорит Саша. — Раньше как было? Каждая хозяйка, которая себя уважала, имела для различных блюд отдельные кувшинчики и горшочки, потому что во время приготовления пищи, посуда насыщалась специями и вкус каждый раз становился еще лучше.

— Глина – это такой материал, который впитывает энергетику того человека, который к ней прикасается. Глина его помнит. И керамика ручной работы совсем по-другому ощущается человеком и по-другому ему служит, – рассказывает ремесленник. – Если ты ее делаешь сам, то в процессе чувствуется некая магия. Ты можешь умереть, но сосуды, которые ты сделал, через 2 тысячи лет могут откопать где-то в земле и на нем будет отпечаток твоего пальца на ручке от чашки. Керамика несет дух эпохи.

С плохим настроением к глине лучше не подходить, так как ничего не получится, – считает молодой гончар, который иногда даже медитирует перед работой. В будущем он планирует заняться черной керамикой, почти забытой на Гродненщине.

— У меня такая мечта есть, чтобы у каждого человека в доме стояла моя посуда. Поэтому я делаю ее не очень дорогой, в среднем 7 рублей. Вещи должны быть доступны, чтобы люди могли их себе позволить.

Весной Саша вместе с братом сажают картофель с кабачками, за домом держат родительские ульи. Хотят посадить сад. Кроме того, Саша мечтает после 25-ти лет отправиться пешком в кругосветное путешествие. Его постоянно к себе зовут друзья, которые живут за рубежом, однако парень пока не планирует уезжать.

— Мне нравится этот дом, эта земля. Я хочу, чтобы сюда со временем приезжали люди, учились лепить, отдыхали. Козочек хочу завести. Раньше фазанов держал с перепелками, но выпустил потом их на волю.

— Многие мои знакомые переезжают жить в деревню. Желательно, конечно, иметь свое дело, так как устраиваться в колхоз за два с половиной миллиона трактористом… Я бы не смог работать так круглый год, без выходных, каждый день, с утра до вечера, а люди в колхозе именно так и работают. Не будьте, как все. Ищите что-то свое, — советует молодой гончар.

Следующая выставка гончарного творчества братьев Рожко состоится 28 ноября на праздничной ярмарке в Новом Замке в Гродно.

Источник: belsat.eu

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал «Гродно 24» в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://telegram.me/grodno24 с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Самые популярные публикации

Комментарии


Следи за нами в социальных сетях