Как запуск Белорусской АЭС изменит энергетический баланс в регионе

Как запуск Белорусской АЭС изменит энергетический баланс в регионе

Строительство Белорусской АЭС недалеко от города Островец практически завершено. В соответствии с договором, заключённым в 2007 году, реализацию проекта осуществляет российская компания «Атомстройэкспорт». Москва вносит 90% бюджета, составляющего $11 миллиардов. 

Первый реактор АЭС собираются запустить в декабре 2019 года, а полный запуск станции запланирован на 2020 год.

Соседи Беларуси, особенно Литва и Польша, с самого начала выступали против проекта. Конфликт — в расположении АЭС. Её строят в Гродненской области, рядом с литовской границей и всего в 60 км от столицы Литвы Вильни. Литовское правительство заявляет, что такое близкое расположение к густонаселённому району противоречит рекомендациям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), сделанным после аварии на АЭС Фукусима в Японии в 2011 году. Белорусское правительство считает, в свою очередь, что конфликта с рекомендациями нет. Сама станция успешно прошла стресс-тест ЕС.

Но даже без учёта политических споров, масштабность проекта приведёт к изменениям энергетического баланса в регионе.

Как именно?

Литва — самая уязвимая

Сегодня Беларусь почти полностью зависит от поставок российских энергоносителей — по информации МАГАТЭ, 82% приходят из России. После запуска АЭС Беларусь станет производить гораздо больше электричества, чем необходимо для внутренних нужд — общая номинальная мощность достигнет 10,8 ГВт по сравнению с 3,6 ГВт в Литве, 2,7 ГВт в Эстонии и 2,6 ГВт в Латвии. Беларусь получит избыток дешёвой электроэнергии и будет претендовать на то, чтобы экспортировать её в балтийские страны.

Как это может работать?

Из-за высоких тарифов на электричество Литва является самой уязвимой страной региона. После закрытия в 2010 году Игналинской АЭС цены для потребителей выросли на 33,3%. На сегодня из общей мощности в 3,6 ГВт на газовые электростанции приходится 2 ГВт. Литва вынуждена импортировать газ, и это увеличивает себестоимость электроэнергии.

Чтобы снизить зависимость от России, правительство Литвы инвестировало около полумиллиарда долларов в терминал для сжиженного природного газа (СПГ) в Клайпеде. Его открыли в 2014 году. Но проблема в том, что СПГ дороже газа, поставляемого по трубам, и поэтому не может конкурировать с другими источниками энергии в Литве. В результате терминал загружен только на 20% проектной мощности, а правительство, чтобы сохранить его, рассматривает идею обязательной закупки СПГ. Если на рынке появится дешёвая электроэнергия из Беларуси, загрузка терминала уменьшится ещё.

Сегодня тарифы на электричество в регионе настолько низкие, что производить собственную электроэнергию на газовых электростанциях дороже, чем закупать её у соседей. В 2017 году Литва импортировала 80% электричества, в основном из Швеции и Польши, игнорируя собственные мощности.

С этой точки зрения приход дополнительных 2,4 ГВт из Беларуси на региональный рынок приведёт к новому падению тарифов. Собственные мощности Литвы окажутся неконкурентоспособны и экономически неэффективны.

Конечно, у балтийских стран всегда остаётся альтернатива в виде возобновляемых источников энергии. Но прогресс на этом фронте медленный. Пытаясь перейти от традиционной генерации к возобновляемой энергетике, Литва в 2016 году ввела в эксплуатацию 178 МВт ветрогенерации — 5% от энергопотребления в стране. Латвия и Эстония продвинулись в этом направлении гораздо дальше, у латвийцев гидрогенерация выросла в 2016 году на 73,2%, а ветрогенерация — на 17,1%. За последние 10 лет доля газа упала на 5%, составив в 2017 году всего 23,4%, тогда как доля возобновляемых источников энергии достигла 32,9%. Ещё треть приходится на древесное топливо.

Эстония смогла преодолеть газовую зависимость за счёт использования сланцевых ресурсов. Ещё в 2007 году 90% выработки электричества приходилось на горючий сланец. Эстонской энергетической компании Eesti Energia  принадлежит крупнейший в мире комплекс сланцевых тепловых электростанций Нарвские электростанции. 

Белорусская АЭС — аргумент против «переподключения» стран Балтии к Европе

Страны Балтии, Россия и Беларусь до сих пор соединены общей энергетической сетью — BRELL. Эта единая энергосистема функционирует в соответствии с договором, подписанным в 2001 году, за три года до вступления балтийских государств в ЕС. С тех пор для Латвии, Эстонии и Литвы выход из системы стал политическим вопросом уменьшения зависимости от России. Но запуск БелАЭС может остановить этот процесс и укрепить энергетическую роль России в регионе ещё больше.

Правительство Литвы, самой энергозависимой в балтийском регионе, пытается помешать этому процессу. Кроме претензий к местоположению АЭС и несогласию с результатами европейского стресс-теста, в середине июня 2017 года парламент Литвы принял закон, признающий АЭС угрозой для национальной безопасности, и потребовал от правительства принять меры против импорта белорусской электроэнергии. Пока Вильне не удалось убедить Эстонию и Латвию присоединиться к бойкоту, так как стоимость выхода из BRELL оценивается в примерно 1 миллиард долларов США. Но Польша, граничащая с Литвой и Беларусью, в марте этого года заявила, что не будет импортировать электроэнергию с Белорусской АЭС.

Польша, Венгрия, Чехия и Словакия покинули энергосистему восточного блока в 1995 году, присоединившись к Континентальной синхронной территории стран ЕС. После долгих внутренних дебатов три балтийские страны медленно движутся к тому, чтобы покинуть BRELL, и уже существует план по их подключению к европейской сети к 2025 году. Но будущее BRELL остаётся под вопросом, потому что неясно, кто же в итоге заплатит $1 миллиард. Первым шагом должно стать подключение Литвы к энергосистеме Польши в дополнение к существующей польско-литовской сети LitPol Link ёмкостью 500 МВт. Но, поскольку два других балтийских государства уже значительно улучшили свою энергобезопасность, они гораздо менее заинтересованы в том, чтобы платить за выход из BRELL

Эстонский министр экономики и инфраструктуры Кадри Симсон заявила, что выход балтийских государств из BRELL обойдётся настолько дорого, что она сомневается в его экономической целесообразности. Однако, в свете общей политики, направленной на снижение энергозависимости от России, ЕС поддерживает эту идею. На сегодня ЕС готов оплатить большую часть стоимости отключения, но финальное решение будет не ранее февраля 2019 года.

В долгосрочной перспективе отключение привело бы к экономии, но в краткосрочной перспективе эффект будет противоположным. По мнению экспертов, потребители в Латвии и Литве смогут в итоге платить за электричество на 5-7%  меньше, но это потом. А в первые месяцы после выхода из BRELL тарифы вырастут. И произойдёт это на фоне общего падения тарифов на электроэнергию в регионе благодаря импорту из Беларуси.

Есть мнение, что Москва видит смысл строительства Белорусской АЭС именно в ослаблении аргументов сторонников выхода из BRELL. Причём она делает это чужими руками: ведь номинально Минск остаётся независимым игроком, и поставки электроэнергии с Белорусской АЭС будут означать для Европы уменьшение зависимости балтийских стран от России и, соответственно, снижение политических рисков.

В итоге решение будет зависеть от того, какие аргументы возобладают — политические или экономические. Пример Германии, продолжающей участие в проекте «Северный поток 2» ради дешёвого российского газа, несмотря на протесты других стран ЕС, подсказывает, что экономика может победить политику и в вопросе выхода из BRELL.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал «Гродно 24» в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://telegram.me/grodno24 с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Самые популярные публикации

Комментарии


Следи за нами в социальных сетях