Три месяца надежды: как долго мигранты готовы оставаться у польской границы

Три месяца надежды: как долго мигранты готовы оставаться у польской границы / фото носит иллюстративный характер
Общество

Застрявшие на белорусско-польской границе мигранты продолжают верить, что Европа откроет им путь в Германию, возвращаться на родину они не хотят.

Несколько сотен мигрантов из Ближнего Востока уже три месяца живут в лагере у белорусско-польской границы в транспортно-логистическом центре «Брузги» и продолжают искренне верить, что у них получится попасть в Европу.

Все эти люди по-прежнему категорически отказываются возвращаться на родину. Они следят за новостями, надеются на положительное решение европейских политиков о гуманитарном коридоре в Германию, на помощь Папы Римского и просто на чудо.

Как изменилась жизнь и настроения мигрантов за это время и сколько недель или месяцев они готовы ждать, читайте в репортаже журналистки Sputnik Инны Гришук.

Будем ждать до весны

— Нет, мы ни не хотим уходить из этого лагеря, не уйдем ни за что. Будем ждать, терпеть холод белорусской зимы, это лучше, чем возвращаться в Ирак, — отвечают почти как под копирку оставшиеся в ТЛЦ «Брузги» мигранты и вспоминают обещания Александра Лукашенко, который сказал во время встречи с ними в ноябре, что никого насильно из лагеря выселять не станут.

мигранты брузги

Мигрант Хало и часть его семейства, которые продали все имущество в Ираке, чтобы уехать в Германию

— Вот вся моя семья. Мы живем здесь уже три месяца. Родители, брат с женой и детьми, сестра с мужем и детьми, моя супруга. У нас еще нет детей, семья жены может настоять на разводе, если я не придумаю, как улучшить нашу жизнь. В Ираке у меня нет работы и возможности содержать семью. Нет надежды, что что-то изменится. Мы верим, что в Европе сможем жить лучше, — говорит мигрант из Курдистана Хало.

Мужчина по профессии — ландшафтный дизайнер, говорит, что найти работу по специальности у него на родине очень трудно. Удачными бывают только несколько месяцев в году в летний сезон. В остальное время заказов либо нет, либо выпадает работа на один день в неделю. Прожить на эти деньги невозможно.

По словам Хало, вернуться в Ирак его семья и родственники не могут, потому что продали все имущество, чтобы вырученные деньги отдать на организацию путешествия в Европу через Беларусь. За каждого человека они платили по четыре тысячи долларов, на всю семью с детьми ушло почти 50 тысяч. Для них это огромные деньги. Если они вернутся на родину, говорят, что придется жить в прямом смысле на улице, а заработать на новое жилье в Ираке они никогда не смогут. Таких историй в ТЛЦ «Брузги» — десятки, почти все уезжали из Ирака с твердой уверенностью, что смогут удачно пересечь границу, пройти в Евросоюз и никогда не возвращаться.

— Мы просто ждем. Сейчас зима, холодно, мороз, а весной потеплеет, и мы сможем снова уйти в лес, если лагерь расформируют. Будем ждать здесь до весны. У нас нет обратного пути — только в Европу, — добавляет мигрант Хало.

Бесплатная еда, стирка на улице, душ по расписанию

За три месяца быт мигрантов окончательно наладился. Дважды в день в лагерь привозят горячее питание, во время обеда они получают пакеты с едой на ужин, все это выдается бесплатно. В конце декабря и начале января детям дополнительно привозили много конфет и сладостей, делали подарки к Новому году и Рождеству. Каждый день на территории ТЛЦ работают две автолавки, где мигранты могут купить дополнительные продукты. В основном берут куриные яйца, картошку, овощи и фрукты.

мигранты брузги

Часть мигрантов занята общественными работами. Одни вывозят мусорные бачки из здания, другие отвечают за уборку территории, третьи – за услуги парикмахера, четвертые помогают учить детей, так как у них есть педагогическое образование.

Воду можно набрать в бочке, которая стоит на улице. Рядом установлен военный бойлер для нагрева воды, он работает на дровах, их мигранты научились самостоятельно колоть, чтобы поддерживать тепло и постоянно иметь горячую воду. Эту же печку они приспособили как духовку – готовят в ней овощи, каши, варят яйца и картошку, греют банки с тушенкой.

мигранты брузги

Рядом с бочкой для воды периодически можно увидеть мужчин, которые моют ноги или голову прямо на улице даже при минусовой температуре. Это те, кто не хочет ждать своей очереди на поход в полевую баню, которую белорусские военные организовали в ста метрах от ТЛЦ еще в декабре. Баня по-прежнему работает – помыться мигранты могут в будние дни.

— Я почти все время сплю, а чем здесь еще заниматься? Утром сходить на завтрак, днем на обед и за едой на ужин, в остальное время делать здесь нечего, на улице ведь холодно. Если получается зарядить телефон, можно почитать новости в интернете, но с зарядкой здесь очень трудно, — признается один из мигрантов.

мигранты брузги

Женщины говорят, что у них всегда есть чем заняться. Нужно постоянно присматривать за детьми. Главная сложность — это постирать и высушить одежду. Стирать приходится в основном детские вещи, они постоянно вывешены или на заборе во дворе ТЛЦ «Брузги», или внутри здания на деревянных поддонах. Для стирки женщины отдельно набирают горячую и холодную воду, белье замачивают в больших пакетах или в разрезанных бутылях от воды. Споласкивают белье, поливая его из шланга.

— Не хватает здесь стиральных машин. Если бы установили, было бы хорошо. Стирать нужно постоянно. А здесь это делать очень трудно, — говорят женщины.

Мужчины-мигранты постоянно просят помочь с зарядкой телефона.

— Дайте ваш powerbank, зарядиться хотя бы на 10 процентов. Я хочу позвонить домой, мой телефон без зарядки почти месяц, — просил один из мигрантов.

С зарядкой телефонов в ТЛЦ действительно сложно. Здание склада не оборудовано розетками по правилам противопожарной безопасности, а тех, которые есть в служебном помещении, на всех не хватает.

Руки трескаются от холода

Самый главный враг мигрантов – это даже не польские пограничники и колючий забор на границе, а холод. К нему теплолюбивые курды не привыкли, признаются, что даже в самом страшном кошмаре не могли представить, каково это – мерзнуть в теплой одежде.

мигранты брузги

— Беларусь — это самая холодная страна в мире. У нас в Ираке намного теплее, зимой редко температура опускается ниже нуля. У вас всегда так холодно? А летом тоже? Мы тут постоянно мерзнем, спим в одежде, внутри здания без куртки будет тоже холодно, — говорят мужчины-курды.

Один из мигрантов рассказал, что оставшиеся в Ираке родственники не понимали, что такое, когда на улице минус 10 или минус 12. Но сейчас в его родной город Сулейманию тоже пришла почти белорусская зима: впервые в истории страны температура понизилась до минус 13.

— Посмотрите на мои пальцы, это все от холода, у меня нет перчаток, и пальцы постоянно мерзнут, появляются раны, — показывает распухшие и покрасневшие от холода руки 16-летний подросток-курд по имени Акар.

мигранты брузги

Он говорит, что в лагерь приехал с родителями, хочет получить в Европе нормальное образование, учит английский язык, хочет также изучать русский, пока есть свободное время. В организованную на территории ТЛЦ «Брузги» мини-школу он не ходит, так как там занятия рассчитаны только на младших школьников.

— В нашей школе в Ираке не по всем предметам были учебники, там нет возможности получить нормальное образование: как можно учить химию без книжки? — говорит подросток.

мигранты брузги

То, что курдские дети сильно отстают по знаниям от белорусских ребят такого же возраста, заметили и педагоги из мини-школы. Например, ребята 8-10 лет выполняют задания по математике, которые белорусские дети легко делают в подготовительной группе детского сада или в первом классе. То же и c общим развитием – многие дети не умеют лепить из пластилина, держать в руках ножницы, в принципе не развита мелкая моторика. Педагоги предполагают, что дома ребята просто не ходили в детский сад.

Сколько мигрантов живет в Брузгах?

Сейчас в ТЛЦ «Брузги» по разным оценкам живет от 400 до 500 человек, из них — не менее сотни детей. Часть мигрантов уехала в декабре по программе добровольного возвращения и реинтеграции от Международной организации по миграции. Этим предложением воспользовалось более 200 человек. Многие из них уже в Ираке смогут получать материальную и другую помощь от МОМ, пока не найдут работу и заново не обустроят жизнь на родине.

— Теперь здесь остались те семьи, которые не хотят уезжать даже с Международной организацией по миграции. Будут ждать и верить в чудо. Здесь трудные условия для жизни — нет розеток для зарядки телефонов, спать нужно на полу на тюфяках, всегда быть в теплой одежде, но все, кто остался, готовы ждать и терпеть, — объяснил один из мигрантов по имени Франк.

Мужчина добавил, что мигранты из ТЛЦ «Брузги» следят за всеми политическими новостями и продолжают верить, что европейские политики наконец примут решение и разрешат им пройти в Германию.

— Мы читали, что настроения в немецком обществе разные, что часть немцев выступают за то, чтобы принять нашу группу мигрантов и не вынуждать нас жить в этом лагере на границе. Сейчас мы надеемся на это, — заключил мигрант.

Поделись публикацией

Самые популярные публикации


Следи за нами в социальных сетях